воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Алина Болото О транспортном пилоте и сиротке Марысе (НФ). Глава 10



10
Когда Даруа пришел в себя, он еще несколько секунд не мог собрать в единое целое рассыпающуюся картинку реальности. Окружающий мир норовил развалиться на составляющие ячейки, и в глубине его сознания несколько негромких голосов все еще обсуждали проблемы мироздания. Уже ощущая тяжесть собственного тела, Даруа велел голосам заткнуться, и вполне успешно перевернулся на бок. В голове несколько прояснилось, и он даже успел прикинуть, что, скорее всего, в номере взорвалась «хлопушка» с усыпляющим средством.

 Неподалеку от пилота, на полу, ничком лежала Марыся, все еще в своем концертном платье, но почему-то босиком. Пока Даруа моргал, желая уточнить детали симпатичного зрелища, девушка начала просыпаться. В течение следующей минуты Даруа созерцал, как старшекурсница пыталась сесть. Сам он не пробовал этого делать, поэтому с легким злорадством наблюдал, как Марыся несколько раз валилась обратно на пол. За эту минуту Даруа успел прикинуть, что  серия покушений на гостей фестиваля Катидо  для нападавших закончилось благополучно. Пара гостей фестиваля валялась на пыльном полу  в комнате без окон, освещенной лучами тусклого светильника и боролась с остатками галлюцинаций. Когда Марыся все-таки села, Даруа тоже подтянул к себе ноги и принял сидячее положение. Это мало что изменило: хоть сидя, хоть лежа, но они находились в плену.
Следующие минут десять Марыся проклинала Катидо, местных уродов, а также всех инопланетных уродов, которым неймется на родных планетах.
- Ваши знакомые гномы способны нас выкупить? – поинтересовался Ватиш, когда Марыся в своих проклятиях начала повторяться.
- Конечно, если дело здесь идет о выкупе, - после залпа ругательств Марыся стала удивительно спокойной. – Боюсь, что нас похитили не простые бандиты. У гномов много врагов, и враги эти достаточно изощренны.
На этих весьма «ободряющих» словах внезапно открылся дверной проем, и в комнату забросили бесчувственные тела двоих крепких парней. Даруа вначале подумал о телохранителях, но это были не они. Одетые в темно-синие блестящие комбинезоны они, скорее напоминали гостей фестиваля, чем обслугу отеля.
   С промежутком минут в десять-пятнадцать население комнаты пополнилось до семи человек, среди которых кроме Марыси была еще одна девушка.  Марысина подруга по несчастью явно тоже готовилась к выступлению: неширокая тряпочка в блестках вверху, пышная юбка, распахивающаяся до самых трусиков внизу, дополнялись  сверкающим султаном на голове. Пришла она в себя, кстати, быстрее остальных, вскочила на ноги и принялась гневно и долго что-то говорить на маловразумительной смеси родного языка с общепринятым. Пока Ватиш пытался ее понять, подняли головы остальные.
 Какое-то время в комнате стоял шум, потому что все вновь прибывшие считали своим долгом объяснить остальным, что они сделают с администрацией фестиваля, как только это безобразие закончится.
Марыся поморщилась, прижимая пальцы к вискам: «Дар, сделайте здесь тишину!» Дар сунул пальцы в рот и свистнул так,  как свистел у себя на базе, призывая где-то шмыгающего бараноеда.  На какое-то время шум стих.
- Предлагаю обсудить нашу проблему! – громко сказал Даруа. – А для начала давайте знакомиться: Даруа Ватиш – пилот транспортной компании «Талан». Доставил на Катидо пассажирку!.. – он показал на Марысю. Девушка кокетливо стрельнула глазками в сторону самого высокого соседа.
- Марыся Войнович – участница фестиваля с Юноны. Вокал, - сообщила она после короткой паузы.
«Вокал – это не совсем точное описание номера с попыткой соблазнения всего зрительного зала!» - подумал Ватиш.
- Нина Дено - участница фестиваля с Ортодея. Танцы, - представилась девушка с султаном.
Даруа подумал, что лицо этой блондинки кажется ему знакомым, возможно, он видел ее где-то в музыкальной передаче. А, возможно, это была не музыкальная передача, а скандальная хроника.
- Мишель Лени, - участник фестиваля с Ренуота, - сообщил один из парней в темно-синем комбинезоне.
- Ричард Лени – участник фестиваля с Ренуота, - сказал его партнер.
- Ваш жанр? –  ненавязчиво поинтересовалась Марыся.
- Акробатика, - за двоих ответил Мишель. – Мы должны были открывать фестиваль.
Мишель и Ричард и в самом деле напоминали спортсменов: широкоплечие, накачанные. Марыся явно заглядывалась на симпатичных парней, и по ее долгому вздоху Даруа понял, что замену потерянным телохранителям старшекурсница уже нашла.
- Павел Роже – участник фестиваля с Данаи. Музыкальные импровизации, - сказал длинноволосый юноша в старинном концертном фраке. Его миловидное лицо, завитые кудри – от всего этого веяло докосмополетной эрой.  
- Динар Валиев – участник фестиваля с Катидо. Вокал. - Вот этого человека  Даруа скорее представил бы борцом, чем певцом: короткая стрижка, три жировые складки на затылке, шея необъятного размера. Туловище – квадратное, узловатые мышцы. Небрежно сжатый кулак Динара был размером едва ли не с целую голову Даруа.
- Мы тут с Даром чудно проводили время наедине! - сказала Марыся. - С чего это вы решили присоединиться к нашей  вечеринке?
Из возмущенных возгласов стало понятно, что схема похищения всех остальных участников фестиваля мало чем отличалась от Даруа и Марыси. Различались только мелкие детали: кого-то вытянули прямо из лифта, кого-то – из костюмерной. Похищения были наглыми, присутствие охраны ситуации не меняло. И вообще, складывалось впечатление, что без администрации фестиваля дело не обошлось.
- Ватиш, вам не кажется странным, что вы  единственный среди нас не являетесь участником фестиваля? – Динар смотрел исподлобья, и Даруа сразу почувствовал, как электризуется окружающая атмосфера, и как сразу непроизвольно напрягли мышцы «братья-акробаты».
- Думаю, меня с кем-то спутали! – Ватиш широко улыбнулся и похлопывая по своему блестящему комбинезону. –  Приоделся на праздник! Ничего удивительного, что кто-то обознался! А я не успел предъявить жетон пилота…
- Что за претензии к моему парню? – Марыся окинула Валиева взглядом, от которого мог воспламениться воздух. – Это я ему велела так одеться! Он мне нужен был в подтанцовке!
 - Давайте не будем ссориться! – примиряюще сказал Павел Роже. – Мы тут все в одинаковом положении, так что предлагаю держаться вместе.
- Нет уж! От таких, как ты я всегда держусь подальше! У меня, к счастью, все в порядке с ориентацией! – рявкнул Динар.
Юный музыкант сделал шаг навстречу Валиеву и коротким, почти неуловимым движением, коснулся его горла. Глаза Валиева выкатились, он захрипел и рухнул, едва не придавив танцовщицу. «Братья-акробаты» немедленно выдвинулись вперед, но Марыся внезапно встала между ними и музыкантом.
- Не надо ссориться, мальчики! – произнесла она, умоляюще протягивая к акробатам руки. – Нас может всем сейчас шеи посворачивают!
Мишель с Ричардом еще несколько секунд переминались с ноги на ногу, но боевой пыл уже погас. Даруа присел над Валиевым,  прижал  пару точек, и помог поверженному гиганту подняться с пола. Валиев, казалось, вовсе не был удручен происшедшим. Он все еще тер горло, но не рвался разбираться с музыкантом немедленно.
Акробаты отступили на прежние позиции, а Даруа перехватил задумчивый взгляд Павла Роже уже на себе самом.
- У кого какие предположения, мальчики, откуда эта напасть? – Марыся смотрела на акробатов почти нежно.
- А давайте-ка мы все присядем! – предложил Ватиш, первым опускаясь на пол  и располагаясь поудобнее. Вторым, отбросив назад фалды фрака скрестил ноги в позе «лотоса», музыкант. Третьим, как ни странно, сел Валиев, рядом с которым пристроилась тоненькая танцовщица. Марыся аккуратно расправила подол платья и плюхнулась на пол, плечом привалившись к плечу Даруа. Последними, несколько в стороне устроились акробаты. 
- Скорее всего, администрация  хочет раздуть вокруг фестиваля шумиху, - сказал Мишель, - ручаюсь, что не позже, чем через час, нас «героически освободят» охранники отеля, мы получим извинения, а фестиваль – рекламу!
Все дружно покивали и согласились, что версия вполне убедительная.
- Тогда остается немного потерпеть, - казалось, Марыся ждала еще чего-то.
- Но тогда администрации придется выплачивать нам ущерб! – высказал вполне резонную мысль Валиев. – Не думаю, чтобы это входило в их планы. Тогда бы они остановились бы на имитации похищения на самой ранней стадии, с пресечением попытки охраной.
- Не знаю, как на кого, а на нас несколько покушений было, - сказал Ватиш. – И, похоже это было не столько на похищение, сколько, на убийство.
- Меня чуть не затоптали во время высадки пассажиров! – сообщила танцовщица. – Кто-то подорвал взрывное устройство в космопорту!
- Я чудом не свалился с лестницы, - задумчиво сказал музыкант. – У самых дверей зала народ внезапно хлынул обратно.
- Какой-то гад повредил нашу аппаратуру! – с весьма энергичным взмахом руки сообщил Ричард. – Я чуть не навернулся с высоты!
- У меня  из номера пропала собака! – пожаловался Валиев. – Я как раз шел по этому поводу разбираться с администрацией!
- Большая собака? – поинтересовалась Марыся.
- Болонка.
Ватиш представил себе гиганта с болонкой на руках, и с большим трудом удержался от улыбки. Валиев напряженно следил за лицами  сокамерников, но мужские лица  остались невозмутимыми. Осторожным был не только Даруа.
- Звери! – возмутилась танцовщица. – Вы должны подать на них в суд!
- Так я и сделаю! – пообещал Валиев. – Как только отсюда выйду.
- Есть конкуренты у устроителей  фестиваля? – спросил Ватиш.
Девушки пожали плечами, музыкант остался задумчивым, зато акробаты энергично закивали, а Валиев ответил:
- Конечно! Как минимум еще две планеты претендовали на проведение этого фестиваля. Ортодей и Юнона.
Тут уж все взгляды сосредоточились на женской части группы.
- Девочки, это ваши ревнивые поклонники решили нас уничтожить? – насмешливо поинтересовался Мишель.
- А мы здесь при чем?! – возмутилась Нина. – Даже, если наши планеты замешаны, мы тоже пострадали!
- А это – для маскировки! – возразил Ричард.
Даруа припомнил мигающие глазки гномьего пуза и подумал, что коллега по заточению вполне может оказаться прав.
- Не будем подозревать присутствующих! – громко заявил он вслух, и получил свою порцию подозрительных взглядов.
- Ты бы вообще помалкивал, «пилот»! -  Валиев был откровенно недружелюбен. – Тебе сколько платят за прикрытие?!
«Могли бы и больше!» - подумал Даруа.
- А откуда столько недоверия? – спросил он вслух. – Отчего это представитель Катидо больше всех суетиться, не потому ли, что отводит от себя подозрения?
Наносить удар сидя – не совсем удобно, особенно, если противник находится дальше, чем на расстоянии вытянутой руки. Валиев попытался вскочить, и тут же рухнул обратно, потому что музыкант рванул его сбоку за куртку. Нина пронзительно взвизгнула, Марыся тут же оказалась за спиной Даруа, на которого с двух сторон навалились братья акробаты. Пока они пытались наскоро надавать пилоту тумаков, и руки их были заняты, Марыся  с двух сторон ударила по ушам Ричарда, а потом внезапно оказалась сидящей на плечах у Мишеля, крепко зажав его шею бедрами.
Ричард, оставив Даруа, схватился за голову, Мишель кувырком полетел на пол, пытаясь оторвать от себя Марысю, а Ватиш бросился на помощь музыканту, которого придавил к полу Валиев. Схватка закончилась очень быстро. Ватиш не успел добежать до Валиева, как музыкант уже выполз из-под поверженного. Вдвоем они с трудом оторвали от  задыхающегося Мишеля Марысю.
Пока акробаты приходили в себя, Павел и Даруа заняли оборону, отодвинув Марысю к стене. Нина перестала визжать, и очень проворно отползла как можно дальше от места драки. Валиев все еще валялся на полу без чувств.
- Зря вы, ребята, - сказал Даруа акробатам, - я здесь точно не при чем!
- Зато она – при чем! – Мишель, все еще держась за шею, ткнул пальцем в Марысю.
- Не буду возражать, но из этого еще ничего не следует! – продолжил Ватиш.
- У Валиева на руке опознаватель спецслужбы! – спокойно перебил его Павел. – Желающие могут проверить!
Когда он успел оторвать Валиеву рукав, Даруа так и не понял. На узловатом бицепсе певца мерцали две зеленоватые точки опознавателя. Ричард выругался, и даже Мишель перестал растирать шею.
- Значит, спецслужба Катидо – в курсе! – заключил Даруа.
Валиев пошевелился и застонал, Нина метнулась к нему и, горестно причитая, стала помогать подняться. Акробаты наоборот – дружно присели. Тройка союзников продолжала занимать круговую оборону. Валиев сел, отстранил от себя танцовщицу, потрогал оборванный рукав и мрачно поглядел на напряженную троицу.
- Будем говорить или будем драться?
- Не я это начал! – ответил Павел Роже. – Что здесь за цирк устроили ваши люди?
- А это не наши люди! – Валиев отряхнулся. – Наши люди курируют фестиваль! А ты где так наловчился бить по точкам?
- Как будто в этом мире негде учиться? – Павел лениво пошевелил тонкими пальцами. – Есть разные места!
- Я правильно понимаю, что спецслужба в курсе происходящих событий? – поинтересовался Даруа.
- Если мы все еще на Катидо – да. А если мы покинули планету, то зависит от расстояния. Вот определи, пилот, мы на поверхности планеты или в полете?
- А вот… – начал Даруа и задумался. Комната стандартная. Может находиться где угодно. Конечно, для корабельной каюты пассажирского лайнера – комфортность не та, но для какого-нибудь грузового отсека транспортного корабля очень даже вполне…
- Нас с Даром сюда притащили первыми! – напомнила Марыся. – А потом, по мере отлова, доставили остальных. Думаю, мы все еще на Катидо, потому что, на корабль нас, скорее всего, грузили бы одновременно. Да и зачем грузить нас на корабль? Проще за нас потребовать выкуп, а потом загрузиться на корабль и исчезнуть самим похитителям!
Нина заплакала, мужчины посмотрели на нее с неудовольствием.
- За меня некому платить выкуп! – рыдала Нина. – У меня нет родных! Я рассчитывала заработать на призовом месте!
- Милочка, а кто вносил за вас взнос за участие в фестивале? – сухо осведомился Валиев. Нина всхлипнула и резко осеклась.
Ричард с проклятиями вскочил на ноги:
- Гадский фестиваль! Говорил я тебе, что мы на нем забыли?! – злобно крикнул он брату. – Это все тебе славы захотелось!
- Ну, и захотелось. Ну, и славы, - спокойно ответил Мишель. – Если останемся в живых, славы и денег будет море. А кто тебя, крошка, научил таким штучкам? – спросил он Марысю.
- Дядя научил! – Марыся ласково улыбнулась человеку, которого едва не задушила. – Я – сирота, за меня заступаться некому. Приходится все самой, все самой!
- Да мне показалось, ты как бы не одна. Ты как бы с пилотом?
- Как бы с ним, - согласилась Марыся. – Но вообще-то я – сама по себе.
- И пилот не возражает? – продолжал Мишель, не сводя с нее глаз.
- Пилоту как бы безразлично, - сказал Даруа, - если ты не будешь мою пассажирку убивать, то как бы – безразлично.
- Я понял, - Мишель удовлетворенно кивнул. – Осталось разобраться с ситуацией. Что скажет цепной пес закона? Такие случаи уже бывали? Я имею в виду, похищения участников фестиваля?
- Такие случаи всегда вероятны, но чтобы семь человек сразу – такого я не припомню. Вокруг этого фестиваля всегда напряженность, здесь делают ставки на участников. На призовые места, я имею в виду. Здесь крутятся очень хорошие деньги.
- Таким образом, если мы не будем участвовать в фестивале, призовые места и деньги достанутся другим? – Мишель снова кивнул, как если бы ответ его полностью устроил.
- Но я сказал бы, что это скорее оправдывало бы бесконечные покушения. Но из-за  массового похищения фестиваль могут отменить вообще. Представители обиженных планет будут протестовать. Будет очень большой скандал! – Валиев покачал головой, словно бы представив размеры скандала. – Может, вы все-таки сядете! – обратился он к все еще настороженной тройке. – Роже, мы так и не определили, какая сторона внесла взнос за тебя!
- А это так важно? – музыкант расслабился и сел на том же месте, где и стоял, привычно скрестив ноги в позе «лотоса». – Я же сказал, что представляю  Данаю!
- Я сам с Данаи родом! Ты знаешь, какая там сила притяжения?! Там нет таких хиляков! – рявкнул Валиев.
- А я не говорил, что рожден на Данае. Я просто ее представляю. Мой дом – космос!
«Земляк!» - подумал рожденный на автоматической станции Даруа. – Ему все больше нравился спокойный тихий музыкант с профессионально поставленными ударами.
- Я предупреждаю всех, здесь находящихся: если кто-то из вас замешан в похищении, лучше сказать об этом сейчас. Это будет засчитано, как смягчающее обстоятельство при рассмотрении вопроса о дальнейшем участии в фестивале! – Валиев повысил голос, но смотрел при этом почему-то на Ватиша.
Ватиш сел рядом с музыкантом.
- Я не замешан в похищении и не собираюсь участвовать в фестивале. Можно мне покинуть камеру? – спросил он самым благонамеренным голосом.
- Ты знаешь, что   Войнович заявила тебя, как партнера? – резко спросил Валиев.
Ватиш в изумлении приоткрыл рот и повернулся к Марысе, но она опередила его, подсела и нежно обняла руками за шею:
- Дар, не сердись, я хотела отомстить тебе за то, что был так строг со мной в полете!
Глядя на обескураженного Даруа, Мишель радостно захохотал:
- Сначала обнимает, а потом – душит!
- А как же взнос? – только и спросил потрясенный Ватиш.
- В случае победы Войнович на фестивале награду пришлось бы делить на двоих. Взнос был все-таки один. За дуэт.
«Чертовы гномы!» - подумал Ватиш. – «Никогда больше не буду к ним наниматься!
- Так кто все-таки платил за тебя, Нина? – Валиев обратился к танцовщице, которая всем своим видом изображала скуку.
- Ты же такой умный, Динар, сам и догадайся! – танцовщица прищурила накрашенные глаза.
- Попробую угадать с первой попытки. Ортодей здесь не при чем. Тебя вскладчину оплатили держатели увеселительных куполов. Верно?
- Видать, ты с ними в доле! – Нина не сказала ни «да», «ни нет». Куда-то давно делся ее национальный акцент. Она говорила на чистейшем космолингве.
- Как я посмотрю, кроме меня с братом, честных людей здесь нет! -  громко заявил Ричард.
- Если не считать того, что вы не братья, конечно! – тут же ответил Валиев. – Тебя по-быстренькому завербовали на Ренуоте, чтоб заменить акробата, который искалечился накануне фестиваля.
Мишель досадливо махнул партнеру рукой:
- Оставь, не кипятись! Здесь вы не правы, - обратился он к Валиеву. – Ричард как раз мой брат, хотя я и выступал обычно не с ним, это так. Им действительно в последний момент заменили моего партнера, который разбился во время выступления.
- И в спецслужбе бывают проколы! – хихикнула Нина. – Но, в принципе, хорошо порылись в личных вещах покойных!
- Прикуси язык, дура! – крикнул Ричард.
- Не груби женщине! – попросил музыкант. – Мы все здесь в одной лодке, и не нужно ее раскачивать!
В стене внезапно очертился дверной проем, дверь с тяжким вздохом отползла в сторону, и на пороге появились вооруженные люди в легких скафандрах.
- Руки за голову, и выходить по одному! – громыхнул голос через усилитель. – При попытке бежать, стреляем без предупреждения!


(продолжение следует)
©Алина Болото "След Фата-Морганы" 2012 год

Комментариев нет:

Отправить комментарий