четверг, 3 апреля 2014 г.

Алина Болото О транспортном пилоте и сиротке Марысе (НФ). Глава 8

8
Марыся уточнила время своей репетиции, и отправилась перекусить в буфет при концертном зале. Даруа поплелся за ней, прикидывая, не выставить ли отдельный счет за переноску багажа. Телохранители следовали за ними на некотором расстоянии.


В буфете за столиками уже сидели человек восемь. Марыся поджала губки, осмотрела зал и прошествовала в самый дальний угол. Даруа присел рядом с ней за столик, телохранители направились к стойке, заняв позицию недалеко от своих подопечных. Официант принес меню, и Марыся погрузилась в изучение длинного списка блюд.
За соседним столиком дама неопределенного возраста, чья взбитая прическа напоминала хохолок попугая, громко обсуждала с молодым небритым партнером подготовку к фестивалю. Это показалось Даруа скучным, поэтому он задержал свое внимание на подростках, которые прямо на столешнице играли в гаярд. Взлетая с гаярдовой доски, фишки на несколько секунд зависали в воздухе, для того, чтобы сверху атаковать фишку противника. Насколько Даруа знал, гаярд запрещен к использованию в общественных местах, так как сталкивающиеся фишки нередко разлетались в стороны и могли  ранить окружающих. Пара любителей гаярда выглядела лет на шестнадцать-семнадцать. Девочка - худенькая брюнетка с елочкой подстриженной челкой, парнишка - в таком же черном блестящем костюме, как у Даруа, но без скрывающих пол-лица очков. Играли они азартно - половина фишек уже громоздилась на полу без крылышек.
К тому моменту, когда Марыся, наконец, выбрала себе обед, гаярдовая доска на двадцать сантиметров поднялась над столешницей, что означала последний раунд игры. Даруа оторвался от созерцания поединка, чтобы заказать себе вариацию номер одиннадцать, которую он обычно предпочитал в это время суток.
Когда подали заказ, Марыся придирчиво проверила температуру супа, и чуть заметно поморщилась, обнаружив двухградусное превышение стандарта.
Испортить вариацию номер одиннадцать сложно, поэтому Ватиш приступил к еде сразу же, как только откупорил крышку. Очки ему мешали, поэтому он снял их, чтобы положить рядом с собой на столешнице.    Марыся же включила охлаждение, и повернулась, чтобы добавить в суп щепотку порошка гри.
И в этот момент отлетела одна из фишек! Ватиш заметил ее полет краешком глаза, и машинально подставил навстречу очки. Фишка ударилась в зеркальную поверхность и с громким хлопком взорвалась. Ватиш успел откинуть голову, но пламя все же чувствительно лизнуло подбородок.
Телохранители  разом оттолкнулись от стойки, одним прыжком преодолели расстояние до столика любителей гаярда, и набросились на неудачливых игроков, заламывая им руки. Девочка пронзительно закричала, а парнишка неожиданно ловко лягнул нападающего по коленной чашечке и дернул к себе фишки. Тут уже рванулся Ватиш, сбивая Марысю на пол, и наваливаясь сверху. Сзади грохнул взрыв.
Когда Даруа открыл глаза, в зале вовсю жужжали камеры. Среди обломков разбитого столика двое злых телохранителей обезвреживали двух юных любителей пиротехники. К счастью, заряд в фишках был символическим, он давал не столько реальный, сколько шумовой эффект, но лицо у Мориса оказалось покрытым копотью.
Перед носом у Даруа оказался диктофон.
- Как вы себя чувствуете? - спросила журналистка, наклоняясь вслед за диктофоном. Ватиш секунду смотрел на темную коробочку, потом сделал рукой хватательное движение, еще через секунду диктофон вылетел из его ладони, ударился о стену и прекратил существование. Журналистка вовремя отскочила, но ее коллеги тем временем транслировали на окрестные миры, как Даруа вставал, и как поднимал Марысю. Старшекурсница отнеслась к происшествию вполне спокойно. Она отряхнулась, пересела за другой столик и велела принести новые блюда.
Не менее спокойны были и посетители за другими столиками, они лениво позировали журналистам и продолжали ругать организацию фестиваля. Телохранители сдали малолетних террористов подоспевшей охране и заняли свое место у стойки. Глядя в поднесенное официантом зеркало Морис оттер с лица копоть, уборщики ликвидировали остатки разбитой мебели, и порядок в буфете восстановился.
Дожевывая вариацию номер одиннадцать, Ватиш подумал, что все-таки продешевил. За моральный ущерб счет нужно будет выставить отдельно.
©Алина Болото "След Фата-Морганы" 2012 год

(продолжение следует)

Комментариев нет:

Отправить комментарий