понедельник, 2 апреля 2012 г.

Настоящий полковник

Янек и самолет
«Янек и самолет» на Яндекс.Фотках
Хочу продолжить тему, начатую в предыдущем посте
Фильм «Четыре танкиста и собака», был поставлен по одноименной книге польского писателя Януша Пшимановского.


Надо сказать, что книгу я прочитала уже после того, как посмотрела первые серии фильма. Она была на украинском языке, которого я, на тот момент, не знала. Ничего, прочитала, понимая через слово.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
В книге чудесные иллюстрации Г.В. Маклакова
Книга отличается от фильма, там много деталей, которые в фильме показать нельзя. Например, ощущения собаки, которая хочет есть. Я была маленькая, и собака в книге меня интересовала больше других персонажей.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Очень отчетливо запомнился эпизод, эпизод, как Шарика за боевые заслуги награждают колбасой. Целой тарелкой! Все хорошо, кроме одного – он не берет еду у чужих, потому что дрессировка запрещает. А Янеку было не до собаки, он просто забыл о ней. Когда уже все разошлись, Янек внезапно увидел, как пес, истекая слюной, сидит, не сводя глаз со своей тарелки. Конечно же, он немедленно разрешил собаке взять еду.
Все собаки в моей жизни пошли именно от этого пса. Когда у меня появилась первая собака, мне было семь лет, и я была совершенно счастлива, назвав ее Шариком.

Я уже сказала, что я боялась пересмотреть фильм, потому что боялась разочароваться. Еще – всплыла куча подробностей истории, о которых мы не имели ни малейшего представления. Если кто помнит, в 2006 году фильм запрещали к показу в Польше. В общем-то, они имели на то основания, все, кто интересуется историей, знает, почему. Самое смешное, что запрещенный к показу, он немедленно стал продаваться из-под полы! Все-таки, «Четыре танкиста» не столько исторический, сколько приключенческий фильм! Правильно делал Дюма, что писал о временах удаленных от собственного – когда события свежи в памяти народа, здесь не может быть однозначного на них взгляда.

Вот со всем этим ворохом впечатлений я все-таки пересмотрела фильм и успокоилась, потому что нашла в нем достоинства, хотя и не те, что находила в детстве.
А вот личность самого писателя для меня по-прежнему оставалась загадкой. Меня очень интересовал вопрос: как он мог написать такую книгу, если история советско-польских отношений, мягко говоря, выглядела неоднозначной.

Наконец-то слазила в Интернет и обрадовалась. Вернее, удивилась и обрадовалась. Удивилась, потому что история Янека в начале книги, это история самого писателя.
Правда, герой моложе.

Януш Пшимановский
«Януш Пшимановский» на Яндекс.Фотках

Писатель успел поступить на исторический факультет в Варшаве, и пойти добровольцем на фронт, когда Германия напала на Польшу. И в Сибири он оказался, как интернированный польский военнослужащий! О Янеке как-то очень вскользь сказано, как он оказался в Сибири. Было известие о создании Войска Польского, и Януш Пшимановский опять пошел добровольцем. Правда, танкистом он не стал, но войну прошел военным журналистом. Имел много друзей среди советских военных, один из его лучших друзей погиб, защищая Польшу.

Пшимановский написал несколько книг. О войне. «Вызываем огонь на себя» была экранизирована, правда, я не видела этот фильм так давно, что ничего не могу сказать о нем. Документальная повесть «Студзянки» о танковом сражении, «Четыре танкиста и собака». Но даже не это произвело на меня самое сильное впечатление.

Полковник Пшиманвский
«Полковник Пшиманвский» на Яндекс.Фотках

Януш Пшимановский вместе с несколькими соавторами писал книгу «Память». (КНИГА ПАМЯТИ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ, ПОХОРОНЕННЫХ В ПОЛЬШЕ)
Вот эти строки с сайта, посвященного увековечиванию памяти павших, цитируют эту книгу

« Между реками Буг и Одра, на польской земле, пало в боях в период с июля 1944 года по май 1945 года более полумиллиона советских воинов.

Сегодня нам известны имена и фамилии лишь меньшей части павших смертью храбрых. Погибшего в бою бойца или партизана обычно хоронили в спешке, под огнем, зачастую под покровом ночи. Случалось, что боевые товарищи павшего, увлеченные вперед стремительным наступлением, не успевали выполнить свой последний долг, и люди, предававшие земле его прах, не могли опознать убитого, установить его имя, фамилию, год и место рождения. Даже в тех случаях, когда эти данные и записывались на квадратиках фанеры, оставленных на могилах, дожди и непогода стирали со временем буквы, выведенные химическим карандашом.

После мая 1945 года, когда наконец наступила тишина, мы начали переносить на воинские кладбища останки убитых из одиночных могил, рассеянных по полям и лесам. При перезахоронении тщательно записывались на польском языке все сохранившиеся имена и фамилии, все данные, какие еще можно было установить. Теперь, приводя в книге эти имена, мы не можем иметь уверенности в том, что при обратной передаче записей, сделанных при помощи латинского алфавита, на русский язык не возникнут ошибки и неточности.

Такого рода ошибки неизбежны, но у нас нет другого выхода. Когда книга дойдет до читателей, наверное, отзовутся родные и близкие павших, и их письма позволят нам исправить неточности, дополнить имеющиеся данные, развернуть инициалы в полные имена.

В списки включены фамилии и тех погибших в боях на польской земле воинов, родные которых, чтя их память, до сих пор не знают, где покоятся, или - в особенности - куда были перенесены их останки из могил, находившихся вблизи фронтовых перепутий или там, где бойца сразила вражеская пуля или осколок снаряда»

Дополнительная информация:

О большой работе Я. Пшимановского по созданию этой книги можно прочитать в статье фронтовика Николая Ермоловича в газете "Новгородские ведомости" (№32 от 1.9.1999, http://region.adm.nov.ru/pressa.nsf/b42bf11a304a1ef8432566cc002405ab/2c23d3ed037e736a432567df003d1700!OpenDocument). Приводим с сокращениями:

"Полковник Януш Пшимановский , его у нас больше знают как талантливого писателя, поэта, сценариста.

Литературой он занялся только к концу войны. Остальное время воевал. Был солдатом трех армий и каждый раз добровольно. В 1939-м - Войска Польского в старой Польше. В 1943-м - морской пехоты Советской Армии. И в том же 43-м - нового Войска Польского. Войну протопал "от звонка до звонка" да еще лишнего хватил: начинал ведь не как мы, в 41-м, а в 39-м... Рассказывал мне, что память ярче всего сохранила из тех лет эпизод: приазовские плавни, где погиб его командир боцман Степа Волков. Поднял взвод в атаку и упал, закрывая собственной грудью от пули очкарика-поляка из Варшавы.

Пришли известность, благополучие... Казалось бы, чего от жизни желать, и он взялся за дело, сложнее которого трудно себе что-либо представить. А началось все с незначительного эпизода. Написал Пшимановский книгу "Студзянки" - о том, как во время боев на Магнушевеком плацдарме у Вислы деревня Студзянки 14 раз переходила из рук в руки. Среди прочих упомянул погибшего офицера Зайнутдинова. Однажды получил письмо, из которого узнал, что его скромная книга стала чуть ли не святыней в далеком узбекском доме в семье Зайнутдиновых. Вот тогда-то Пшимановский и задумался: а может, именно так увековечить память советских солдат и офицеров, павших за освобождение Польши?

В 1987 году книга "Память Польши" увидела свет... В двух томах большого формата, бережно и любовно изданная. В первом - рассказы о героях, воспоминания, фотографии мемориалов. Во втором - списки погибших, с указанием мест их захоронения. "Пусть каждый экземпляр этой книги, - писали составители, - явится скромным, но дорогим сердцам сотен тысяч советских семей памятником. Открытая на нужной странице книга расскажет родным, потомкам героев о тех, кому мы обязаны жизнью".

В первом издании всего 78556 фамилий. Расчет был на письма родных. И они посыпались сразу после выхода книги. Было решено без перерыва приступить ко второму изданию, в котором должно было быть уже более шестисот тысяч фамилий. Стоило это нескольких лет воистину каторжного труда небольшой группки энтузиастов во главе с Пшимановским . Если бы не его вера в необходимость задуманного, талант, энергия и, прямо скажем, пробойная сила, то из затеи вряд ли бы что получилось.

Но с головокружительной быстротой стали нарастать трудности, перед которыми даже Пшимановский оказался бессилен. Вспоминаю приезды полковника в Москву, его бесплодные попытки достучаться до "московского начальства". Варшава уже ничем не могла помочь. Там не только ликвидировали агентство "Интерпресс" и его издательство, выпустившее книгу. Новые польские власти настороженно наблюдали за действиями полковника.
После ликвидации "Интерпресс" нависла буквально смертельная угроза над собранными материалами. Их тоже могли ликвидировать, попросту выбросить на помойку. Тогда Пшимановский решает спасти результат многолетней работы и, пользуясь законами "свободного рынка", выкупает права на "Память Польши", разумеется, вместе с архивом. Чтобы получить для этого в банке кредит (причем на убийственных процентах), ему пришлось продать дом, а вскоре и другой - меньший, куда он перебрался. Через несколько лет материалы оказываются в Москве, в АПН. Однако в связи с ликвидацией издательства работа над книгой приостановлена.

Нет уже в живых Януша Пшимановского , ничего не известно о благородном деле его жизни - втором издании книги "Память Польши"."

Таким образом, скорее всего, размещенный на сайте МИПЦ список АПН (см. http://ipc.antat.ru/docs/polsha.asp) - это материалы для второго издания Книги Я. Пшимановского , а печатный вариант - это ее первое издание.

Я нашла этом материал в одном месте, но ссылка была сюда http://www.ipc.antat.ru/docs/polsha_pshi.asp

Не знаю, как кто, а я горжусь тем, что придуманный Янек, оказался написан именно этим человеком. Я думаю, Януш Пшимановский, который хорошо знал историю собственного народа и хлебнул военных и других невзгод столько, что хватит на несколько жизней, имел право сделать то, что сделал – написать очень хорошую и добрую сказку об очень страшной войне!

Комментариев нет:

Отправить комментарий