четверг, 29 декабря 2011 г.

Альберт Бояджян, Алина Болото "Эйнштейновские чтения"

В Н-ском университете вот уже третий день продолжался большой переполох. Кому пришла в голову идея провести на базе провинциального университета международный симпозиум - неизвестно.
Самое главное, то, что в университетских коридорах появились бородатые научные мужи, зазвучали речи на иностранных языках, и забегали бойкие переводчицы.

В самом конце третьего дня, в затемненной аудитории перед большим экраном появился пожилой мужчина с ранцем за спиной. Когда гость начал говорить, зал слегка заволновался. Переводчик слишком долго подбирал слова. Забегали университетские преподаватели, переводчика заменили.

Все это время докладчик терпеливо ждал, потом обменялся парой слов с новым переводчиком, удовлетворенно кивнул и продолжил лекцию.

"Как известно, для изучения свойств темной материи на основе лампового генератора были созданы зонды, обладающие широким спектром плазменно-волнового излучения. Базовый генератор, схему которого вы сейчас увидите, состоит из саморазогревающегося сферического катода и холодных анодов, по определенным орбитам движущихся вокруг катода с одновременным вращением вокруг собственной оси. Подвижные аноды служат управляющими сетками друг для друга, поэтому между катодом и анодом возникают положительные и отрицательные обратные связи. Это и запускает широкоспектральную генерацию..."

К сожалению, инцидентом с переводчиком неприятности явно не исчерпались. Вместо ожидаемой слушателями схемы генератора на экране появилась схема солнечной системы. Аудитория недовольно загудела, несколько человек предложили сбегать разбудить явно заснувшего специалиста по видеоматериалам, но профессор, ни мало не смущаясь, продолжал.

"Важно отметить, что одноламповые элементы спроектированы с таким расчетом, чтобы самоорганизовываться в более сложные, многоламповые, приборы. Например, каскадный микроскоп!"

Широким жестом лектор указал на экран, где вместо микроскопа нагло появилось, изображение спиральной галактики, в которой с большим трудом можно было узнать туманность Андромеды. Какой-то несдержанный слушатель оглушительно свистнул.

"Или... - переводчик запнулся, явно с трудом подбирая слова, - линейный колайдер!"

Следующий взмах профессорской руки, и на экране две гигантские кометы полетели навстречу друг другу.

"Или трехмерный решетчатый телескоп!"

Теперь на экране бесчисленные количества галактик расположились упорядоченно, подобно атомам в кристалле.

А профессор все размахивал руками, в такт его взмахам звезды и галактики на экране сменяли друг друга, поворачивались немыслимыми проекциями, представлялись в нереальных масштабных подробностях. Захлебывающийся толмач еле успевал за уверенными пояснениями лектора. И передние ряды уже начали подозревать, что переводчик пьян, так как из его слов получалось, что звёзды на нашем небе и есть те самые приборы и инструменты, которыми кто-то обычно изучает темную материю, а мы о ней практически ничего не знаем!

Неожиданно открылась боковая дверь. Поправляя ранец на спине, профессор торопливо вышел к кому-то в коридор. После энергичного обмена неразборчивыми выражениями, лектор вернулся и обратился с вопросом к темному пространству рядов:

- Это, какое учебное заведение? - повторил за ним переводчик.

- Н-ский университет! - выкрикнули из зала

- А где это? - с недоумением спросил профессор.

Несколько голосов радостно сообщили, сколько отсюда километров до столицы, а какой-то шутник даже во всю глотку прокричал предполагаемое расстояние до центра галактики.

Наступила долгая пауза. Профессор сокрушенно покачал головой, наклонился к переводчику и что-то сказал ему вполголоса. Судя по выражению лица переводчика, что-то совершенно непереводимое. Наконец, человек у экрана медленно снял свой ранец и тоном пассажира поезда, севшего не в тот вагон, сдержанно, но с достоинством заговорил.

- Я ошибся. Прошу меня извинить и правильно понять! - повторил за ним переводчик.

После этого профессор резким движением переломил пополам ранец, зачерпнул из одной половины горсть блестящего разноцветного бисера и пересыпал в другую половину. Затем аккуратно закрыл его, забросил за плечо, и исчез...

Из аудитории переводчика сопровождала охрана, потому что взволнованные слушатели очень хотели знать, о чем именно из лекции профессора он умолчал. Не смотря на перекрытые входы и выходы из университета, таинственный профессор так и не был найден.

А между тем короткий декабрьский день закончился, и звезды, которые появились на чистом небе, отчего-то вдвое уменьшили свою яркость. Должно быть, кто-то решил забрать свои инструменты и изучать темную материю где-нибудь не в нашем районе!

Комментариев нет:

Отправить комментарий