воскресенье, 30 марта 2014 г.

О транспортном пилоте и сиротке Марысе (НФ). Глава 4



4
Размеры оказались вполне приемлемыми: Даруа мог оснастить транспортник двумя новыми синтезаторами. Но, проталкиваясь через толпу туристов на Катидо, чтобы расчистить Марысе дорогу, Даруа заподозрил, что продешевил.

Вопреки опасениям, Марысю никто не встречал на космодроме, а тем более, гномы, которых на Катидо оказалось едва ли не половина от местного населения. Их многоглазые пуза радостно мигали в такт гремящей из-под пластикового покрытия  дорожной музыки. Уже через десять минут  Даруа купил в ближайшей торговой точке поглотители звуковых волн, и почувствовал себя лучше. Он предложил поглотители Марысе, но девушка отмахнулась, пританцовывая в такт музыке. Похоже, общение с гномами закалило представительницу человеческой расы.
Даруа редко бывал на Катидо,  в основном знал лишь окрестности космодрома, и был не в курсе местных обычаев, однако обилие праздношатающегося народа его смутило. Многолюдно было, словно в зале ожидания приличного космопорта, но в отличие от зала ожидания, толпа текла не двумя-тремя неспешными потоками, а дробилась на множество мелких шумных ручейков. Ручейки вливались в распахнутые жерла увеселительных куполов, и не менее шумными выливались с противоположной стороны, чтобы устремиться за новыми впечатлениями.
Искусственные ландшафты Катидо не отличались разнообразием. Собственная растительность была весьма скудной, зато привозные шарообразные деревья с ползучими корнями лепились в самых неожиданных местах. Большая часть деревьев была надежно прикована к месту скромными титановыми цепями. Но некоторые, то ли одичавшие, то ли просто недавно подросшие, приставали к прохожим и клянчили у детей сладкие булки.
Даруа видел, как обнаглевшее шарообразное дерево цапнуло рожок с молоком из рук младенца зазевавшейся мамаши. Младенец громко заревел, но дерево уже упрятало бутылочку среди ветвей, и молодая мамаша не придумала ничего лучшего, как раскупорить новую.
Проходя мимо вора, Даруа чувствительно щелкнул его по кончику вытянутой в молящем жесте ветви. Дерево обиженно отдернуло ветку, но, когда Даруа отошел на несколько шагов, что-то чувствительно стукнуло его между лопатками. Это был злосчастный рожок из-под молока, но уже пустой.
Дар поднял его с пластикового тротуара, взвесил в руке, примеряясь, но тут рядом остановился полицейский.
- Какие-то проблемы?
Дерево съежилось, жалобно поджав ветви и мелко-мелко подрагивая листвой.
-         У вас разрешено кормить деревья? – вместо ответа спросил Даруа.
-         Нет. Они на гособеспечении. Двухразовая кормежка: до открытия парка и после закрытия.
-         Оно выглядит худым! – Даруа ткнул в сторону дерева рожком, после чего бросил опустевшую тару в мусороглотатель.
Полицейский пожал плечами и удалился. Дерево приободрилось, робко зашуршало листьями. Дар достал корабельный концентрат, бросил в скопище веток и пообещал: - Будешь воровать, сдам полиции!
Дерево радостно сожрало концентрат и начало примеряться к недопитому соку, оставленному без присмотра.
- Вы любите деревья? – поинтересовалась Марыся, терпеливо ожидавшая конца сцены с деревом.
- Их явно паршиво кормят! – пробурчал Даруа, не желая сознаваться в ботанических пристрастиях!
Шарообразные деревья лепились даже к увеселительным куполам, где попрошайничали почти легально. Некоторые хозяева специально не очищали стены от молодых ползунов, чтобы привлечь посетителей с детьми. Детям нравилось тискать растительные шарики.

©Алина Болото "След Фата-Морганы" 2012 год 
(продолжение следует)

Комментариев нет:

Отправить комментарий